v_doljenko (v_doljenko) wrote,
v_doljenko
v_doljenko

Categories:

Северный погост-тройник.

IMG_7329

Хотел написать нечто подобное в преддверии своей собственной поездки на Север, но уселся сегодня, да и получилось, вроде бы, не так уж плохо. Потом, в случае чего, напишу что-нибудь отдельное. Здесь много текста, размышлений и просто (как мне лично кажется) небезынтересной информации об этом явлении русской архитектуры. На мой взгляд, самом красивом, что выходило из ее недр за многие столетия.


Для начала я бы… просто уточнил само понятие погоста. Само собой, сейчас его самое употребляемое значение – кладбище, но изначально слово «погост» произошло от известного понятия «гость», то бишь «купец». Соответственно, «погост» - это отнюдь не место погребения, а место торговли, по совместительству – административный центр округи, а значит и главный центр ее общественной жизни. Для Древней Руси и позднее Новгородской республики погост был вообще основной территориальной единицей, так не стоит удивляться, если встретить в жизнеописании какой-нибудь заонежской деревеньки слова «входила в состав Кижского погоста».
Сам по себе погост был центром не только административным, но еще и духовным – отсюда получаем и то, что в первую очередь приходит на ум при упоминании этого слова, – церковь.
А здесь стоит вспомнить самое главное. Погост-тройник – это исключительная особенность Русского Севера, его отличительная черта. Почему «тройник»? В принципе, здесь все очень просто – ведь такая конфигурация погоста была определена северным климатом с его холодной зимой и умеренно жарким летом. Ни в коем случае нельзя забывать ключевую характеристику северного тройника: все его постройки строго деревянные! Три составляющие погоста были неизменны независимо от региона Русского Севера:

Летняя церковь. Традиционно она была самым крупным сооружением всего погоста. Традиционно богослужения в летней церкви начинались с Пасхи и продолжались вплоть до Успения. Летняя церковь полностью отвечала летним запросам: она была лишена средств отопления и теплоизоляции, а потому прекрасно продувалась (это полезно для дерева, да и внутри находиться комфортнее). Плюс размер: просторнее, значит прохладнее. В подавляющем большинстве случаев летняя церковь имела самое богатое убранство, почему-то я абсолютно уверен, что она была главной гордостью и ценностью для прихожан любого погоста.
Зимняя церковь. Ее задачи были прямо противоположными: обеспечить максимум тепла для богослужений с Успения и вплоть до Пасхи (хотя, конечно, это зависело от региона, и в Заполярье зимняя церковь могла использоваться гораздо дольше). Здесь была и теплоизоляция, и печи для отопления, а размер церкви была в полтора-два раза меньше, чем у летнего храма. Тесновато, зато тепло. Непременный атрибут для большинства зимних церквей – это обширная трапезная, пожалуй, самое многофункциональное помещение на Севере. Это и непосредственно трапезная, и общественная приемная, и судилище (в церковной трапезной дело нередко доходило до рукоприкладства) и просто место общения. Зимняя церковь традиционно имела более скромное внешнее оформление, но и тут известны исключения (вспомнить ту же Покровскую церковь Кижского погоста)
Колокольня. Здесь, я думаю, ничего дополнительно уточнять не нужно. Но колокольня погоста никогда не была его тривиальной частью. Зачастую она была самым высоким сооружением всего ансамбля, имела богатое оформление и просто роскошный внешний вид. Случаев совмещения церкви и колокольни на Севере известно немного (обычно это два полноценных здания, порой в совершенно разных архитектурных стилях), но назвать несколько все же можно. Пример зрительного слияния – труднодоступный Порженский погост в Кенозерском национальном парке. А бывало и так, что колокольня оказывалась связана с одной из церквей какой-нибудь невысокой галереей или переходом, что еще больше добавляло ансамблю красоты. К примеру, небезызвестный Согинский погост: по факту это полноценный тройник, но из-за соединения между церковью и колокольней он таковым не считается.
Ограда. В свое время оградами обладали почти все северные погосты: где-то они ограждали церковные ансамбли от скота, где-то служили просто защитной стеной, причем чаще всего чисто символической. Оград на сегодняшний день уцелело даже меньше, чем полноценных погостов-тройников. Судя по всему, сохранились они только на двух исторических погостах – Порженском и Гиморецком (а вот сами погосты уцелели не полностью). Еще две ограды фактически новоделы, но являются при этом репликами когда-то существовавших. Такими оградами обладают Кижский погост (там руку приложил Ополовников, так что в качестве исполнения можно не сомневаться) и (внимание!) погост Покровской церкви в Невском лесопарке, там тоже вроде как все по правилам.

Теперь переходим к самому интересному и грустному.
Исторически на Русском Севере существовало немногим менее полутора сотен полноценных погостов-тройников. Это не считая погостов-четвериков (2 церкви + 2 колокольни), но такие исчезли очень давно. Тройники были разбросаны по всему Русскому Северу: от юго-востока нынешней Ленинградской области до глухого Заполярье на Кольском полуострове. Все они появились примерно (примерно!) в одних и тех же временных рамках, в ходе освоения новгородцами этих земель. Но вот ансамбли погостов складывались в течение долгих столетий. Это был по сути непрерывный процесс, ведь дерево – не такой уж долговечный материал. Вот устарела церковь, пришла в негодность – все, быстро раскатали на бревна, соорудили новую. Обычно – лучше прежней. Гораздо чаще случалось другое: раз, гроза, ударила молния в церковь/колокольню (а она ведь может быть высотой как 15-этажный дом, выше любых домов и деревьев в округе!) – и все, получилась груда обугленных бревен. Опять же – взяли и построили новую.
Этот процесс продолжался годами, веками, поэтому и получался в рамках одного погоста такой разброс по времени постройки отдельных зданий. Вспомним тот же Кижский погост: Преображенская церковь – 1714 год, Покровская – 1764, колокольня – вообще вторая половина 19 века. А еще часто бывали перестройки, ведь дерево для этого прекрасно подходит. Вышли из моды шатры – заменили шатер на многоглавие, стало модным «дерево под камень» - обшили срубы тесом. Отсюда и разнообразие стилей, а ведь были еще и свои характерные школы! Не стоит забывать, что оформление погоста напрямую зависело и от благосостояния местных жителей, и из всего этого я бы сложил небольшую классификацию «того, что было». Погосты ведь были очень разные!

  1. Типовые. Что здесь: относительно скромная архитектура, следование общим северным традиция без особых местных изысков, не самый грандиозный масштаб. Таких погостов было очень немало, но сегодня даже он попросту бесценен. Пожалуй, из ныне сохранившихся тройников могу причислить сюда Ворзогоры.

  2. Характерные. Наверное, самая объемная категория. В целом они не отличались от предыдущих, но в архитектуре церквей этих погостов можно выделить характерные местные черты – к примеру, «кубоватость» для Нижней Онеги. Пример – Почозеро.

  3. Заметные. Гораздо более узкая категория: богатое внутреннее и внешнее убранство в своих местных традициях, замечательная вписанность в ландшафт. Примеров для этой категории из ныне уцелевших тройников назвать не могу.

  4. Исключительные. Для меня погост «исключителен», если в его состав входит одна или более построек, не имеющих (или имеющих считанное число) аналогов. Всего в истории, на мой взгляд, их было 5-6. Сохранились, как я считаю, сразу два, скажу о них попозже.

Пока же вернемся к истории. В конце 19 века деревянное зодчество окончательно впало в эпоху стагнации, уже тогда многие утраченные деревянные церкви оказывались замененными на каменные, и получались своеобразные «комбинированные» погосты. В известный момент строительство храмов закончилось – что деревянных, что каменных. А процесс исчезновения деревянных храмов никто не отменял: молнии те же, пожары в полях те же. Поэтому с первой половины 20 века количество деревянных церквей стабильно уменьшается.

Надо сказать, новая власть никогда не стремилась специально уничтожать деревянные церкви, а с ними и погосты-тройники, но руку, несомненно, приложила. Вот ряды комбинированных каменно-деревянных погостов заметно поредели: ведь кирпичную церковь запросто можно разобрать на кирпич и соорудить какой-нибудь ДК. С деревом все гораздо сложнее – из этих бревен уже вряд ли что-то удастся построить. Кроме того, нельзя исключать и другую причину сохранения деревянных церквей: ведь они были творениями простых деревенских мастеров из народа, а не засланных столичных зодчих. Поэтому новая власть их и ценила (пусть и относительно, но это сыграло в выживаемости деревянных церквей не последнюю роль). Правда, ценила эта власть только уж совсем исключительные образцы деревянного зодчества, другим же нашлось куда менее почетное применение: где традиционный клуб, где склад. Во многом из-за этого отдельные здания уцелели и сегодня даже восстанавливаются, но бывали и крайне отрицательные случаи: несколько раз молодежь палила церковь-клуб, а однажды (сейчас не вспомню, где) местный тракторист подъезжал к церкви-складу и снес сруб целиком. Вообще же церковь-не церковь имеет гораздо больше шансов погибнуть, чем просто церковь.

За 20-е - 30-е годы на Русском Севере успели погибнуть несколько совершенно исключительных по своей красоте ансамблей. Без преувеличения переломный момент случился в конце 1940-х годов, когда Министерство культуры пусть тихонечно, но взялось за изрядно поредевшие после войны ряды деревянных памятников. Случилось поистине эпохальное событие - реставрация Ополовниковым Успенской церкви в Кондопоге. Церковь стала музеем, но была спасена.
Когда в 50-х – 60- годах началось создание музеев деревянного зодчества под открытым небом («Малые Корелы», «Витославицы», «Кижи»), туда стали свозить отдельные памятники – деревянные дома, часовни и отдельные церкви. Целью было, в общем-то, сохранить по одному образцу от каждой архитектурной школы, хотя и это-то получилось не в полной мере). Есть очевидный плюс и очевидный минус: с одной стороны, образцы действительно сохранялись, предавались в руки прекрасных мастеров и знатоков деревянного зодчества, реставрировались под их руководством, перевозились из своих глухих сел в единые музеи, под защиту пожарных бригад. Это – плюс. Минус же следующий (потерю «ландшафтности» в расчет не берем). Один экземпляр попадал в музей, остальные его аналоги получали табличку «памятник архитектуры» и оставались догнивать в своих родных местах. В итоге имеем, что имеем.

А что же с погостами? Когда началось создание музеев, их оставалось еще штук 40, это полноценных тройников. Но вот перевозить их муторно, затратно. А тут случилось так, что Кижский погост (уже тогда он был «погост номер 1») неожиданно оказался в чрезвычайно удобном месте, на острове в Онежском озере, в нескольких десятках километров от республиканского центра Петрозаводска и в перспективе – на туристическом Волго-Балтийском водном пути. В итоге вокруг Кижского погоста вырос целый музей заповедник, ныне объект всемирного наследия ЮНЕСКО. Так был одновременно спасен один образец погоста и негласно оставлены "за штатом" другие. Резонный вопрос, как там остальные?

К моменту развала СССР на Русском Севере сохранилось что-то около 10-15 полноценных погостов-тройников (конечно, почти все не в лучшем состоянии, утратившие интерьеры и частично внешнее убранство). Точное число сейчас вряд ли могу сказать. Куда все погосты подевались? На самом деле, все не настолько страшно (страшно в меру). Дело в том, что бесследно исчезла только малая часть тройников. Зачастую погосты теряли только часть своих элементов: где колокольня от удара молнии сгорит, где церковь развалится от обилия государственной заботы. Последними советскими утратами стали в 1985 и 89 годах сначала Кожский погост в Архангельской области (играли детки со спичками, спалили дотла целый тройник), а потом и Заостровский там же. В начале 1990-х ситуация стала потихооонечку улучшаться, но пока она улучшалась, успели сгореть (где частично, а где полностью) еще несколько тройников.

Самое обидное, это когда деньги уже найдены, появились энтузиасты,  началась реставрация, и тут – нА тебе. В 1997 году погост в Верхней Мудъюге (это все та же многострадальная Нижняя Онега в Архангельской области) почти что обрел новую жизнь. Прекрасную кубоватую летнюю церковь и колокольню полностью отреставрировали, оставалось только привести в порядок зимний храм, в котором долгие годы размещался сельский клуб. Местная молодежь дожидаться не стала, в один прекрасный летний день какая-то  *****  после перекура в зимней церкви бросила окурок на пол, результат, думаю, очевиден. Сохранились фотографии, я, пожалуй, не видел зрелища страшнее этого.

После этого имели место еще несколько более-менее трагичных случаев, и к началу нынешнего года на Русском Севере сохранилось полноценных 7 погостов-тройников. В конце апреля были выделены немалые средства на реставрацию Покровско-Власьевской церкви Лядинского погоста в Архангельской области. Лядины вообще были (да и остаются) местом поистине показательного отношения местных жителей к своим памятникам деревянного зодчества – о такой искренней заботе и участии мне больше не доводилось слышать. Зимняя церковь отреставрирована, осталось привести в достойный вид летнюю и колокольню. И тут гроза, молния – и не стало ни той, ни другой. Средства пожарной защиты были, но не помогли, ровно как и пожарники.

Осталось 6 штук.
Варзуга – Мурманская область, Терский берег, 6 часов на автобусе от Кандалакши. Наверное, самый прекрасный по своей размещенности в удивительном ландшафте, правда, тройником его называют с оговорками: колокольня восстановлена по старинным обмерам только в 2004 году. Ворзогоры – Архангельская область, самый берег Белого моря, 20 километров страшной грунтовки от города Онеги. Считается самым скромным по архитектуре, в зимней церкви по-прежнему клуб, но дело идет, да и в целом погост относительно доступен и расположен очень красиво. Малошуйка – Архангельская область, в одноименной станции на железной дороге Обозерская-Беломорск. В свое время, наверное, был типичен, сегодня, как и все прочие, уникален, несмотря на свои не совсем выдающиеся художественные достоинства. Почозеро – Архангельская область, национальный парк Кенозерский. Просто - великолепен. Нёнокса – Архангельская область, километров, наверное, 50-60 от Архангельская.  Наверное, величайшее чудо деревянного шатрового зодчества, вот только расположение подкачало: стоит у берега Белого моря в окружении многокилометровых болот на территории военного полигона, куда просто так не попадешь. Кижи (они на вводной фотографии, но, думаю, в представлении не нуждаются), как уже говорил, просто уникальны и аналогов не имеют. Самые посещаемые, самые известные, усердно реставрируются и берегутся, но многие и не подозревают, что у них имеются аналоги, которые тоже требуют внимания и защиты.

Помимо полноценных тройников, сохранилось внушительное количество тройников неполных, утративших один или два элемента. Так уж сложилось, что чаще всего гибнут колокольни – они обычно самые высокие в комплексе, вот молнии в них и бьют. А «двойников» в той же Архангельской области сохранилось немалое количество, начиная с посредственного Архенгело и заканчивая шедеврами вроде Пиялы или Турчасова. Но состояние (а главное – отношение) к ним оставляет желать гораздо лучшего, так что не стоит удивляться, если вдруг «утратятся» и они.
Современная реставрация деревянных храмов Севера весьма специфична. Просто так ею не займешься: ведь все заброшенные и давно забытые церкви, для которых каждый день может стать последним, на самом деле стоят на государственной охране, и сначала все надо согласовать, подготовить проекты и т.п. Восстанавливать храмы сложно, проще строить новоделы. Их я бы разделил на 4 категории.

  1. Некогда утраченная церковь восстанавливается без всякой связи с историческим прототипом, просто вдруг кому-то захотелось восстановить церковь в некой деревне, но детальным воссозданием решено не заморачиваться. В чем плюс даже такого варианта? Лет через 200 церковь (если доживет, конечно) сама станет ценным памятником деревянного зодчества.

  2. Ненамного лучше. Церковь восстанавливается на историческом месте и по историческому проекту (например, по любезно выполненному лет 40-50 назад обмеру), но воплощение или просто плохое, или отвратительное. Часто бывает, как ни странно.

  3. На порядок лучше. Восстановление проводится как надо, по старинным технологиям, с привлечением квалифицированных специалистов. Единственный минус этой категории – то, что церковь строится не на своем историческом месте. Примеров очень немного, самый известный – Покровская церковь в Невском лесопарке, но она уже сама по себе бесценна.

  4. Вообще идеальный вариант. Восстановление со знанием дела на историческом месте. Примеры наверняка есть, но мне пока неизвестны

Невский лесопарк, ксати говоря, сегодня остается едва ли не единственным поводом для оптимизма. Если все пойдет и дальше по плану, то уже очень скоро в России (впервые за 100 с лишним лет!) количество тройников не уменьшится, а увеличится. Это будет радостно, конечно.

Но так уж получилось, что этот пост у меня вышел по всей своей сути печальным, так что закончил бы я его небольшой коллекцией фотографий, взятых на сайте архнадзора. Эти фотографии - сканы из уникального альбома 1942 года "Русское деревянное зодчество". Почему он уникален? В отличие от следующих сборников, в него вошли фотографии тех храмов, что были утрачены в предвоенный период - впоследствии это замалчивалось, поскольку погибли они при полном попустительстве властей. А еще большинство фотографий сделаны еще до закрытия церквей, когда они поддерживались в надлежащенм виде.
Здесь я привожу только фотографии цельных погостов или их элементов, а также просто исключительно красивых церквей. С их годами жизни и судьбой.

319_w400

Церковь Василия Блаженного (1824г.) погоста Чухчерьма, Холмогорский район Архангельской области. Ныне цела, но состояние ее и колокольни можно оценить самостоятельно. Фотографий главной церкви погоста, многоглавой Ильинской, не сохранилось, а сама она сгорела в 1933 году.

004_w400

320_w400

Богоявленская (1643г.!) и Троицкая (1714г.) церкви Елгомского погоста, ныне Няндомский район Архангельской области. Была еще и колокольня (тройник он и есть тройник), но все вместе по причине пожара не существует уже лет как 70.

321_w400

Покровская церковь (1667г.) Шеменского погоста, ныне Лодейнопольский район Ленинградской области. Сгорела в Великую Отечественную.

11_w400

Введенская церковь Осиновского погоста, построена в 1864 году. В наше время это село Осиново Виноградоского района Архангельской области. Сгорел целиком в неустановленное до конца время

327_w400

Ильинская церковь (1600г.!) Выйского погоста на реке Пинеге, ныне Верхне-Тоемский район все той же Архангельской области. Один из редких случаев, когда исключительно старинный храм был повален местными же жителями и разобран на дрова. Даже размеры впечатляют: 40 метров без учета креста. Но нету больше

pLMb80ZiiCs

Село Сояла, ныне Пинежский район Архангельской области. Уцелела только шатровая Покровская церковь, если, конечно, остатки сруба можно называть словом "уцелели". Фото не из альбома, но сути сильно не изменит.

29_w400

Владимирская церковь (1642г.) в селе Белая Суда, Красноборский район Архангельской области. И она, и стоящая по соседству Афанасьевская церковь 1753г., и колокольня сгорели разом, в 1963 году после удара молнии.

338_w400

Воздвиженская церковь (1623г.) и колокольня Кургоминского погоста, ныне Виноградовский район Архангельской области. Погост выгорел целиком в 1919 году после артобстрела интервентских позиций красной артиллерией.

0_6a9e3_8ee1c7d9_XL

Шуйский погост, ныне Республика Карелия. На фото выше - колокольня и Предтеченская церковь сер. 18 века. Погост полностью сгорел в 1941 году

0_6a9db_7ceb0b43_L

Оштинский погост, ныне Вытегорский район Вологодской области. Полностью сгорел в Великую Отечественую в 1941 году.

355_w400

Введенская церковь (1587г.!!!) Сурского погоста на реке Пинеге, ныне Карпогорский район Архангельской области. По-видимому, сгорела в 1970 году. Колокольня погоста и Никольская церковь еще в 1937 году были пущены на дрова.

323_w400

Кеврольский погост, в том же районе той же области. На фотографии Воскресенская церковь 1712 года и вторая невыясненного посвящения позади. Все вместе еще и с колокольней сгорело в 1930-е.

357_w400

Астафьевский погост-тройник, Каргопольский район Архангельской области. Развалился в середине 1960-х годов от обилия заботы властей.

20__w400

Заостровский погост в нынешнем Виноградовском районе Архангельской области. Постройки, вроде бы, стоят на приличном отдалении друг от друга, но это их не спасло. В 1989-м полностью сгорел от удара молнии.

0_6a9d8_3ea172b7_L

Кожский погост, Онежский район Архангельской области. Сгорел целиком от детской шалости в 1985-м.
Вот еще две фотографии близлежащего погоста, в Верхней Мудъюге у реки Онеги. Первая - реставрация погоста, в 1995 году, фото С.Рапенковой
rapenkova_10b

Вторая - 10 августа 1997 года. Тогда Верхнемудъюгского погоста не стало
zaytseva_1b

Вообще же в альбоме 1942 года много всего интересного и необычного. Но в этом месте меня просто передернуло...
58_w400

71_w400

Это Михаило-Архангельская церковь (1685г.) и общий вид Юромо-Великодворского погоста. Он стоял на берегу Мезени, в Лешуконском районе Архангельской области. До грозы в 1930-м году. Это не погост, это просто какая-то неземная красота. Что ж, не нам ее увидеть.
Tags: Русский Север, деревянное зодчество
Subscribe

  • Первые, майские, мордовские

    Само собой разумеется (у меня иначе и не бывает), получившаяся в итоге поездка весьма отдаленно напоминает то, что планировалось, но…

  • Церковь Михаила Архангела в Бору

    Конечно, я об этом месте уже знал задолго до прибытия в Углич. Но тогда самому этому факту я не придал особого значения. Позднее, уже этим…

  • Свияжск. Часть 2

    Предыдущая часть рассказа о Свияжске закончилась, точнее, оборвалась на площадке перед Успенским Богородицким монастырем, с нее же мы теперь и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment